на главную
 содержание:
 
СОРНЫЕ ТРАВЫ:
Былое
Под сводом законов
Испытания
Мудрый судья
Виктор Поликарпович
Тихий океан
Человек-зверь
Жвачка
Занзивеев
Новые правила
Записки трупа
Дешевая жизнь
Конец журналиста
Хлопотливая нация
Тяжелое занятие
Национализм
Колокол
Страшное издание
На разных языках
Граждане
Изумительный случай
Гордиев узел
Начальство

Теоретики
Совесть
Гостеприимство
 
РАССКАЗЫ АВЕРЧЕНКО:
История болезни
Русская история
Робинзоны
Бедствие
Невозможное
Путаница
Американцы
Проклятье
Воспоминания о Чехове
Неизлечимые
Без почвы
Мозаика
Четверо
Лекарство
Ложь
Поэт
Лентяй
Специалист
Двойник
Два мира
Еврейский анекдот
Нервы
Большое сердце
Апостол
Душевная драма
Рыцарь индустрии
Страшный человек
Загадка природы
Тайна
Дружба
Граф Калиостро
Незаметный подвиг
Сухая масленица
Магнит
Жена
Два преступления
В зеленой комнате
Анекдоты из жизни
Вино
Аргонавты
Аверченко биография
   
Дебютант
Сплетня
Измена
Друг
Новоселье
Первый дебют
Пьяный
Настоящие парни
Солидное предприятие
В ресторане
Виньетки
Дуэль
Наследственность
Двуличный мальчишка
Чад
Язык
Горничная
Я и мой дядя
Дураки
Мокрица
Граждане
Революционер
Животное
Призвание
Новая история
Сатириконцы
 
Для выздоравливающих
Три визита
Зеркальная душа
Сильные и слабые
Ложное самолюбие
Слепцы
Волчья шуба
Экономия
Мотыльки на свечке
По велению сердца
Опора порядка
Волга
Роскошная жизнь
Святые души
Скептик
Участок
Ничтожная личность
Фабрикант
Алло
Равновесие
Призраки любви
Юмор для дураков
Мопассан
Мексиканец
Женщина в ресторане
Сила красноречия
Экзаменационная
Встреча
Дебютанты
О шпаргалке
Смерть охотника
Смерч
Чёрные дни
Один город
Весёлый старик
Мать
Что им нужно
С корнем
Витязи
Быт
Под лучом смысла
       
классика юмор сатира:

 
хармс  рассказы 10
хармс  рассказы 20
хармс  рассказы 30
хармс  рассказы 40
хармс  рассказы 50
хармс  рассказы 60
хармс  рассказы 70
хармс  рассказы 80
хармс  рассказы 90
хармс  рассказы100
хармс  анекдоты
вся проза хармса:
 1      3    4

 
рассказы Зощенко:
 20   40   60   80  100
 
120  140  160  180  200
 
220  240  260  280  300
 
320  340  360  380  400

     
АВЕРЧЕНКО  рассказы
ТЭФФИ      рассказы
ДОРОШЕВИЧ  рассказы
С ЧЁРНЫЙ   рассказы
Д ХАРМС    сборник1
Д ХАРМС    сборник2
ЗОЩЕНКО    сборник
 
Сатирикон история 1
Сатирикон история 2
 
О ГЕНРИ  рассказы 1
О ГЕНРИ  рассказы 2
О ГЕНРИ  рассказы 3
О ГЕНРИ  рассказы 4
О ГЕНРИ  рассказы 5
   
А ЧЕХОВ  рассказы 1
А ЧЕХОВ  рассказы 2
А ЧЕХОВ  рассказы 3
А ЧЕХОВ  рассказы 4
     
сборник рассказов 1
сборник рассказов 2
сборник рассказов 3
сборник рассказов 4
сборник рассказов 5
сборник рассказов 6
 
М Зощенко  детям
Д Хармс    детям
С Чёрный   детям
рассказы детям 1
рассказы детям 2
      

Аркадий Аверченко: сатира: Национализм. Болезнь 

 
 произведения Аверченко из сатирической книги "Сорные травы" (1914)
 
Национализм

Купец Пуд Исподлобьев, окончив обед, отодвигал тарелку, утирал салфеткой широкую рыжую бороду, откидывался на спинку стула, ударял ладонью по столу и кричал:

- Чтоб они пропали, чертово семя! Чтоб они заживо погнили все! Напустить бы на них холеру какую-нибудь или чуму, чтоб они поколели все!!

Бледная робкая жена Пуда всплескивала худыми руками и, в ужасе, широко раскрывала испуганные глаза:

- Кого это ты так, Пуд Кузьмич?

Пуд ожесточенно теребил рыжую бороду.

- Всех этих чертей - французов, американцев и китайцев. Штоб знали!

- Да за что же это ты их так?

- Потому - иностранцы. Потому - не лезь. Он сладко улыбался. - У нас в городу француз булочный магазин завел… Взять бы ночью пойти да сдаля побить ему стекла каменьем. Стекло дорогое, богемское…

- Да ему ж убыток? - задумчиво возражала жена.

- Пусть. Зато и иностранец. Ха-ха-ха! Вчерась я итальянца, который с фигурами, встретил. Ты, говорю, такой-сякой, чтоб тебя градом побило, патент на право торговли имеешь? В церковь ходишь? Да по корзине его! Народ, полиция; с околоточным потом беседовал. Как в романе.

Жена робко моргала глазами и молчала. Ей было жалко и француза булочника, и итальянца, но она сидела тихо, не шевелясь, и молчала.

Через некоторое время купец Пуд Исподлобьев опять, сидя за обедом, судорожно схватился за свою рыжую бороду и стал кричать:

- Чтоб вас небесным огнем попалило, чтоб вы с голоду все попухли, чтоб вас нутряной червь точил отныне и до века!!

- Французов? - спросила жена.

Пуд Исподлобьев ударил кулаком по ребру стола.

- Нет, брат, не французов! Полячишки эти, жидята, татарва разная… Нет на вас, гадов, праведного гнева Божьего!!

- Да они ж в России живут, - недоумевающе сказала жена.

- Это нам безразлично - все равно! Не наши, черти! Он задумался. - Вытравить бы их порошком каким, что ли. Или пилюлей. Потому - иностранцы.

Однажды учитель местной гимназии приехал к Пуду Исподлобьеву с подписным листом.

- Что? - угрюмо спросил Пуд.

- Не подпишетесь ли от щедрот своих?

- Страшное бедствие - голод, болезни, голодный тиф.

- Где? - спросил Пуд.

- В Самарской губернии.

- Ходи мимо, учитель. Пусть дохнут от тифа! Так и надо.

- За что? - изумился учитель.

- Потому - мы рязанские, а они что? Самарцы. Не нашей губернии. Ходи мимо.

- Да что вы такое говорите?! - ахнул учитель. - Разве они не такие же русские, как и мы?

- Нет, - упрямо сказал Пуд. - Не такие. Не пожертвую. Будь еще наши, рязанские. А то какие-то иностранные люди - самарцы.

- Да какие же самарцы иностранные?! Они русские, как и мы с вами.

- Врешь ты, придаточное предложение! Русские, брат, мы - рязанцы!

Учитель внимательно посмотрел на Пуда, покрутил головой и уехал.

Сидели за чаем.

- Человек пришел, - доложила кухарка. - В дворники найматься.

- Зови, - сказал Пуд Исподлобьев. - Это ты, брат, дворником хочешь?

- Мы.

- А какой ты, тово… губернии?

- Здешней. Рязанской.

- Это хорошо, что Рязанской. А уезда?

- Да уж какого ж уезда? Уезда мы Епифанского.

- Вон! - закричал купец. - Гони его, кухарка! Наклади ему, паршивцу, по первое число.

- За что ты? - спросила подавленно жена, после долгого молчания.

- Иностранец.

- Царица небесная! Да какой же он иностранец?! Наш же, рязанский.

- Знаем мы. Рязанский - рязанский, а уезда-то не нашего. Иностранного. Этакий ведь чертяга, убей его громом…

Если бы изобразить поведение купца Пуда Исподлобьева в виде спирали - было бы ясно, что он со страшной быстротой мчался от периферии к центру. Круги делались все уже и уже, и близко виднелась та трагическая мертвая точка, которой заканчивается внутри всякая спираль.

На другой день, после изгнания дворника, к Пуду приехал во гости купец Подпоясов, живший от него через две улицы.

Пуд вышел к нему и сказал:

- Ты чего шатаешься зря! Гнать я решил всех вас, иностранцев, по шеям… Нет у меня на вас жалости!

- Пуд Кузьмич! - отшатнулся Подпоясов. - Побойся Господа! Да какой же я иностранец?!

- Бога мы боимся, - сухо отвечал Пуд. - А только раз ты живешь в другом фартале, на другой улице, то есть ты не более как иностранец. Вот вам Бог, вот порог… Иди, пока не попало…

Спираль сузилась до невозможности.

Пуду уже было тесно даже у себя дома. Он долго крепился, но, в конце концов, не выдержал…

Однажды позвал жену и детей, злобно посмотрел на них и сказал:

- Пошли вон! Жена заплакала.

- Грех тебе, Пуд Кузьмич!.. За что гонишь?

- Иностранцы вы, - сказал Исподлобьев. - Нету у меня к вам чувства, чтоб вы подохли!

- Да какие ж мы иностранцы, Господи ж? Такие же, как и ты, - Исподлобьевы…

- Нет не такие, - сердито закричал Пуд. - Не такие! Я Исподлобьев, а вы - что такое? Иностранцы паршивые… Вон с моих глаз!..

В большом пустом купеческом доме бродил одинокий истощенный Пуд… Он уже не ел несколько дней, а когда жена из жалости приносила ему пищу, он бросал в нее стульями, стрелял из револьвера и яростно кричал:

- Вон, иностранка!!

Так он прожил неделю. К началу второй недели спираль дошла до своей мертвой точки, Пуд Исподлобьев увидел, что и он не более как иностранец…

Висел три дня. Потом заметили, сняли с петли и похоронили.

Хоронили иностранцы.

Болезнь

Начало болезни министра было замечено таким образом: министр позвал своего личного секретаря и сказал ему:

- Составьте циркуляр на имя директоров средних учебных заведений, чтобы они не женились на польках.

- Заведения?

- Нет, зачем же заведения. Директора. Чтоб директора не женились. Так и напишите.

- Слушаюсь.

В тот же день было заседание Совета министров.

- Ну, господа… - сказал председатель. - Рассказывайте, кто что сделал хорошего?

Тот министр, о котором речь шла выше, вскочил и сказал:

- А я директорам гимназий запретил на польках жениться.

Товарищи внимательно посмотрели на него.

- Зачем?

- Да так. Все-таки реформа.

Министры переглянулись между собой и перевели разговор на другое.

- А я еще одну штуку задумал, - усмехнулся министр. - Сделаю распоряжение, чтобы учителей нанимали только блондинов.

- Гм… Странно. Для чего это вам?

- Ну, не скажите… Все-таки реформа.

- Да чем же брюнеты плохие?

- А вдруг евреи?

Председатель побарабанил пальцами по столу и покачал головой:

- Работаете все. Хлопочёте, Это страшно утомляет.

- Ничего. Я завсегда готов.

- Поберечь бы себя следовало.

Все сделались задумчивыми.

* * *

- Объявляю заседание открытым, - сказал председатель. - Ну, господа, рассказывайте, кто что сделал хорошего?

- Я! - поспешно сказал министр, о котором речь шла выше.

- Ну?

- Я однажды долго думал, почему наши средние школы стоят не на должной высоте…

- Придумали?

- Да. Все дело в гимназических поясах. Их нужно делать на два пальца уже.

- В чем же тут дело?

- Интереснейшая история! Очень широкий пояс давит своим верхним ребром на грудобрюшную преграду и делает дыхание затрудненным. Появляются судорожные сокращения околосердечных мышц, кои действуют по своей болезнетворности на общую психику учащегося. А угнетенная психика учащихся - вот наш бич!

- Хлопотун вы, - ласково сказал председатель. - Деляга. Работаете все, и вид у вас утомленный. Наверное, чувствуете себя неважно?

- Нет, благодарю. Я здоров.

- Ну, какое там наше министерское здоровье… Ясно - вы нездоровы. Господа, ведь он нездоров?

- Немножко есть, - подтвердили другие министры.

- Ну, вот. Усиленно советую вам: займитесь вашим здоровьем!!..

Министр побледнел.

- Вы меня пугаете!

- А вы поправьтесь!

Все сделались задумчивыми.

* * *

- Ну, господа… - начал председатель. - Объявляю заседание открытым. Расскажите-ка, кто сделал что-нибудь хоро…

- Я!!

- Ну, рассказывайте вы.

- Ловкую я штуку придумал; Издал циркуляр, чтобы родители учеников средних учебных заведений поселились все вместе в большом-пребольшом таком доме! И жили бы там.

- Зачем?!!

- Если все вместе - тогда надзор за учениками легче. И правила выработал для общежития: виновные в курении, ношении усов, бороды, тростей, палок и прочих украшений…

Председатель всплеснул руками.

- Это прямо какой-то святой безумец! Приехал на заседание в то время, когда совсем болен!

- Я… не болен…

- Ну, что вы говорите! На вас лица нет… Ах, Господи! Стакан воды скорее! Ради Бога!..

- Да я не хочу воды…

- Какой ужас! У человека такая температура, такой вид, а он работает… Нет, милый… Если вы о себе не заботитесь, то святая обязанность каждого постороннего человека позаботиться о вас… Вам нужно отдохнуть…

- Ну, я возьму отпуск на 2 недели…

- Ни-ни… Мало. Тридцать лет! За этот срок вы успокоитесь, отдохнете, полечитесь…

- А… как же министерство?..

- Ну, есть о чем заботиться. Тут живой человек болен, а он о бездушном пустяке думает…

Товарищи суетились около захворавшего министра. Один из них сочувственно поглядел на него и подсунул какую-то бумажку…

- Что это?

- Пустяки. Простая формальность. Пустяковое прошеньице.

- О чем?

- Об, этой, как ее… Ну вот… Еще слово такое есть. Да это неважно - вы только подпишите… Там знают.

- Экая досадная штука, болезнь, - вздохнул председатель. - А ведь какой работник был!

- Где моя шляпа? - печально спросил бывший министр.

- Вот она. Не забывайте нас, голубчик. До свиданья. Выздоравливайте. Экая ведь незадача!

* * *

Когда бывший министр вышел из дверей, к нему подскочил репортер.

- В отставку уходите, ваше превосходительство? Не можете ли сообщить, По какой причине?

- А вот сейчас посмотрю… У меня есть копия с прошения…

Он вынул из кармана бумагу, развернул ее и сказал:

- Вот сейчас мы и узнаем. Где это? О! вот оно: "по болезни, связанной с усиленными занятиями"… 
 
* * *
Ты читал(а) произведения Аркадия Аверченко. Его творчество давно стало классикой сатиры и юмора.
А. Аверченко - писатель сатирик юморист, редактор журнала Сатирикон.
В нашу подборку сочинений А. Аверченко вошли произведения из сборника: "Сорные травы" (1914). Сатирическая книга "Сорные травы", выпущена под псевдонимом Фома Опискин в 1914 г. Рассказы и сатирические фельетоны, вошедшие в подборку, не утратили своей актуальности и представляют интерес для современного читателя.
На страницах сайта собраны, все рассказы и произведения из творчества Аркадия Аверченко (читай содержание слева)
Ты всегда можешь читать Аверченко и других классиков сатиры и юмора онлайн.

Спасибо за чтение!

.................................
© Copyright: Аверченко Аркадий

 


 

   

 
  Читать Аркадия Аверченко сатира онлайн : arkadiy averchenko.