на главную
 содержание:
 
СОРНЫЕ ТРАВЫ:
Былое
Под сводом законов
Испытания
Мудрый судья
Виктор Поликарпович
Тихий океан
Человек-зверь
Жвачка
Занзивеев
Новые правила
Записки трупа
Дешевая жизнь
Конец журналиста
Хлопотливая нация
Тяжелое занятие
Национализм
Колокол
Страшное издание
На разных языках
Граждане
Изумительный случай
Гордиев узел
Начальство

Теоретики
Совесть
Гостеприимство
 
РАССКАЗЫ АВЕРЧЕНКО:
История болезни
Русская история
Робинзоны
Бедствие
Невозможное
Путаница
Американцы
Проклятье
Воспоминания о Чехове
Неизлечимые
Без почвы
Мозаика
Четверо
Лекарство
Ложь
Поэт
Лентяй
Специалист
Двойник
Два мира
Еврейский анекдот
Нервы
Большое сердце
Апостол
Душевная драма
Рыцарь индустрии
Страшный человек
Загадка природы
Тайна
Дружба
Граф Калиостро
Незаметный подвиг
Сухая масленица
Магнит
Жена
Два преступления
В зеленой комнате
Анекдоты из жизни
Вино
Аргонавты
Аверченко биография
   
Дебютант
Сплетня
Измена
Друг
Новоселье
Первый дебют
Пьяный
Настоящие парни
Солидное предприятие
В ресторане
Виньетки
Дуэль
Наследственность
Двуличный мальчишка
Чад
Язык
Горничная
Я и мой дядя
Дураки
Мокрица
Граждане
Революционер
Животное
Призвание
Новая история
Сатириконцы
 
Для выздоравливающих
Три визита
Зеркальная душа
Сильные и слабые
Ложное самолюбие
Слепцы
Волчья шуба
Экономия
Мотыльки на свечке
По велению сердца
Опора порядка
Волга
Роскошная жизнь
Святые души
Скептик
Участок
Ничтожная личность
Фабрикант
Алло
Равновесие
Призраки любви
Юмор для дураков
Мопассан
Мексиканец
Женщина в ресторане
Сила красноречия
Экзаменационная
Встреча
Дебютанты
О шпаргалке
Смерть охотника
Смерч
Чёрные дни
Один город
Весёлый старик
Мать
Что им нужно
С корнем
Витязи
Быт
Под лучом смысла
       
классика юмор сатира:

 
хармс  рассказы 10
хармс  рассказы 20
хармс  рассказы 30
хармс  рассказы 40
хармс  рассказы 50
хармс  рассказы 60
хармс  рассказы 70
хармс  рассказы 80
хармс  рассказы 90
хармс  рассказы100
хармс  анекдоты
вся проза хармса:
 1      3    4

 
рассказы Зощенко:
 20   40   60   80  100
 
120  140  160  180  200
 
220  240  260  280  300
 
320  340  360  380  400

     
АВЕРЧЕНКО  рассказы
ТЭФФИ      рассказы
ДОРОШЕВИЧ  рассказы
С ЧЁРНЫЙ   рассказы
Д ХАРМС    сборник1
Д ХАРМС    сборник2
ЗОЩЕНКО    сборник
 
Сатирикон история 1
Сатирикон история 2
 
О ГЕНРИ  рассказы 1
О ГЕНРИ  рассказы 2
О ГЕНРИ  рассказы 3
О ГЕНРИ  рассказы 4
О ГЕНРИ  рассказы 5
   
А ЧЕХОВ  рассказы 1
А ЧЕХОВ  рассказы 2
А ЧЕХОВ  рассказы 3
А ЧЕХОВ  рассказы 4
     
сборник рассказов 1
сборник рассказов 2
сборник рассказов 3
сборник рассказов 4
сборник рассказов 5
сборник рассказов 6
 
М Зощенко  детям
Д Хармс    детям
С Чёрный   детям
рассказы детям 1
рассказы детям 2
      

Аркадий Аверченко: сатира: Колокол. Случай с Симеоном Плюмажевым. Шиворот-навыворот 

 
 произведения Аверченко из сатирической книги "Сорные травы" (1914)
 
Колокол

Вспоминая о случае в городишке В., я всегда улыбаюсь: так это было смешно и глупо…

Однажды жарким летом я приехал в городишко В. Сухая серая пыль лениво металась перед глазами, крохотные домишки притаились и дремали с полузакрытыми окнами, не в силах будучи поднять отяжелевшие от душной скуки ставни… Лениво бродил я по мертвому городку, не зная, чем убить время до поезда.

Неожиданно, среди этой мелкой приземистой дряни вынырнула громадная чудовищная вывеска, которая, казалось, царила над всей окрестностью, лезла вперед, ширилась и топорщилась, занимая собою полгоризонта.

Размеры этой вывески были таковы, что дом совершенно исчезал под ней. Как будто-бы - сделали сначала вывеску, а потом уже пристроили к ней домик. Вывеска меня заинтересовала.

Я подошел ближе, разглядел одно слово:

- "Колокол".

- Что это может быть? - подумал я. - Вероятно, это литейный завод. Отливают здесь, главным образом, колокола, почему весь завод и назван: "Колокол".

Подошел я еще ближе и разглядел на вывеске, под большим словом "Колокол" - два других помельче:

- "Страховое Общество".

- Вот оно что, - подумал я. - Это, вероятно, общество страхования от пожаров. Где только тут оно может помещаться?

И только когда я подошел совсем близко к загадочной вывеске, мне бросилась в глаза третья, самая мелкая, строка:

- "Страхование электрических звонков от порчи".

- Странные люди… - пожал я плечами. - Неужели, они для такого маленького предприятия должны были выстроить такую громадину?!

Инициаторы и владельцы этого странного предприятия не на шутку заинтересовали меня. Я решил полюбоваться на них собственными глазами.

Открыл крошечную калиточку, пролез в нее боком и сейчас же наткнулся на голоногую старуху кормившую морковью худощавого поросенка.

- Бабка, - сказал я. - А где общество?

- Которое?

- А это вот… "Страхование звонков от порчи".

- Ну?

- Так вот я спрашиваю, - где оно помещается?

- Что?

- Да общество же! Страхования звонков от порчи, под фирмой "Колокол".

- Да вон оно лежит! Ослеп, что ли?

- Что лежит?!

- Да общество же. С утра не продыхнет. Получит пятиалтынный за починку, насосется и валится, ровно колода. Тоже - мастер! Не люблю я чивой-то таких мастеров. Сынок мой.

Я сделал три шага вглубь дворика и, действительно, увидел под навесом разметавшееся "страховое общество". Было оно лет тридцати, того разнесчастного вида, который бывает у прогоревших мастеровых… Бороденка свалялась, волосы на голове сползли на сторону, и мухи сплошной тучей, окружали голову спавшего.

Это и было "Колокол, - страховое общество для страхования электрических звонков от порчи".

Очевидно, в свое время были у парня деньжонки, но ухлопал он их целиком на свою гигантскую вывеску, и теперь сладкий пьяный сон был для него предпочтительнее жалкого бодрствования…

Когда при мне теперь говорят:

- "Союз русского народа?!!"

Я вспоминаю:

- Страховое общество "Колокол"?!

И улыбаюсь. Так это смешно и глупо: громадная вывеска, а под ней пьяный человечек.

Случай с Симеоном Плюмажевым

Симеон Плюмажев был в этот вечер особенно оживлен…

Придя ко мне, он засмеялся: подмигнул, ударил меня по плечу и вскричал:

- Хорошо жить на свете!

- Почему? равнодушно спросил я.

- А вот Рождество скоро. Каникулы… Отдохнем от думской сутолоки. А вы почему… такой?

- Мне тяжело, вообще. Как вспомню я истязания политических каторжников в Зерентуе и их самоубийство - так сердце задрожит и сожмется.

Он протяжно свистнул.

- Вот-о-но-что… Да ведь это закона не нарушает.

- Что не нарушает?

- Да что их пороли.

- Послушайте, Плюмажев…

Он потонул в мягком кресле и добродушно кивнул головой

- Конечно! Статья закона гласит: "за маловажные преступления и проступки каторжникам полагаются розги не свыше ста ударов". Еще недавно по этой же статье до 1906 года полагалось, кроме розог, наказывать плетьми даже за маловажные поступки. Это отменено, о чем я весьма сожалею…

- Что вы такое говорите, Плюмажев?! Стыдитесь!.. Ведь вы же интеллигентный, культурный человек, член Думы…

- Вот именно, потому я и говорю. Раз человек в чем-нибудь виновен, он должен понести наказание. Под влиянием иудейского страха, под влиянием трусости, позорной трусости, многие начальники тюрем отделяли этих политических каторжников от обыкновенных и не приводили в исполнение, не применяли тех кар, которые закон повелевал применять. К счастью, нашелся в вологодской тюрьме, а также в зерентуйской тюрьме истинный гражданин, истинный человек, исполнитель закона, который в надлежащем случае выпорол надлежащее количество негодяев.

- Плюмажев, Плюмажев! - горестно всплеснул я руками. - Кто ослепил вас? Неужели вы не понимаете, что дело государства только обезвредить вредные для него элементы, но не мучить их… не истязать!

- Поррроть! - взвизгнул Плюмажев. - Раз он преступник - нужно его пороть!!

Я встал. Прошелся по комнате.

- Значит, по вашему, всякого преступника нужно пороть?

Плюмажев ответил твердо и значительно.

- Да-с. Всякого.

- Даже такого, который что-нибудь украл, утаил, присвоил?

Плюмажев замялся немного и потом ответил:

- Даже такого.

Я, пожав плечами, молча, позвонил. Вошел слуга.

- Пантелей! Позовите еще Евграфа и дожидайтесь в передней моих приказаний.

- Для чего это он вам? - засмеялся Плюмажев.

Я вынул из ящика письменного стола бумагу и развернул ее перед Плюмажевым.

- Знаете ли вы, Сеня, что это такое?

- Н…нет.

- Это, Сеня, копия с протокола, который составлен на вас за утаивание гербового государственного сбора.

- Ну-ну, - ненатурально засмеялся Плюмажев, - кто старое помянет - тому глаз вон. Порвите эту бумажонку - я вас хорошей сигарой угощу.

- Постойте, Сеня… Вы соглашаетесь с тем, что вы утаиванием гербового сбора обворовывали казну?

- Эко сказал! - засмеялся Плюмажев. - А кто ее нынче не обворовывает?

- Сеня! - торжественно сказал я. - Имели ли вы какое-нибудь наказание за это преступление? Не имели? Так, по долгу справедливости вы его будете иметь, Сеня! Я вас сейчас высеку розгами.

- Фома! - вскричал Плюмажев, как мячик вскакивая с кресла. - Ты не имеешь на это права!!

- Сеня! Я имею право, основываясь на твоих же словах: раз человек преступник - надо его пороть.

- Но ведь это же, вероятно, чертовски больно! Фома! Поедем лучше куда-нибудь в ресторанчик, а? Выпьем бутылочку холодненького…

- Нет, Сеня… как я сказал - так и будет Ты преступник - я тебя и выпорю. Эй, Пантелей, Евграф!..

Едва вошли слуги, как Плюмажев изменил растерянное выражение лица на спокойное, осанистое.

- Здравствуйте братцы, - сказал он. - Мы, вот того… с вашим барином пари подержали: больно ли телесное наказание розгами. Хе-хе. Думаете, небось: "чудят, баре!.." Ну, ладно. Если все хорошо будет, на чай получите…

- Никакого пари мы с ним не держали, - хладнокровно сказал я. - А просто я хочу его высечь за то, что он воровал казенные деньги.

- Thomas! - укоризненно вскричал Плюмажев. - Devant les domestiques…и

 - Раздевайтесь, Сеня. Сейчас вы узнаете, приятно ли интеллигентному человеку обращение, за которое вы так ратуете…

- Чудак ты, Фома, - покрутил головой Плюмажев. - Вечно ты такое что-нибудь придумаешь… комичное.

Он снял сюртук, жилет, сорочку, погладил себя по выпуклой груди и сказал:

- Что это, как будто, сыпь у меня? Ветром охватило, что ли?

Я смотрел на этого человека и диву давался: откуда он брал в эту минуту столько солидности, величавости и какой-то ласковой снисходительности.

- Надеюсь, - сказал он внушительно, - это останется между нами?..

Когда слуги положили его на скамью и дали несколько ударов, он солидно откашлялся и заметил:

- А ведь не особенно и больно… Так что-то такое чувствуешь…

Мне показалось все это противным.

- Довольно! - крикнул я и отошел, уткнувшись лицом в угол.

Так стоял я, пока он не оделся. Обернулись мы лицом друг к другу и долго стояли, смотря один на другого.

- Нынче летом, - сказал Плюмажев - видел я в Москве одну девочку итальянку. Актриса с отцом играет. Можете представить: маленькая, а играет как взрослая.

- Очень страдает? - спросил я.

- Что такое?

- Ваше самолюбие. Ведь я вас высек сейчас.

Он солидно засмеялся.

- Шутник! А что, Фома, не найдется у вас стаканчика чаю? Жажда смертельная.

Нам подали чай. Я потчевал его вареньем, чаем, а он солидно благодарил, рассказывал думские новости и причмокивал, слизывая с ложечки варенье.

- Да, - вздохнул я, после долгого молчания. - Такой человек, как вы, не поймет самоубийства Сазонова.

- Пороть их всех нужно, - машинально сказал Плюмажев.

Потом он что-то как будто вспомнил, побледнел и боязливо посмотрел на меня.

- Сознайтесь, Сеня… - засмеялся я. - Ведь я знаю о чем вы думаете: разболтаю я о том, что было или нет? Небось тысячи рублей не пожалели бы, чтоб молчал.

- Уж и тысяча, - поморщился он. - И на пятистах отъедешь. Сейчас дать?

- Гадина! Пошел вон.

Он засуетился, вскочил, пожал мне руку и озабоченно сказал:

- Да… пора мне! Засиделся. Гм!.. Ну всех благ. Заглядывайте.

Шиворот-навыворот

Маленький уездный (ялтинский) генерал-губернатор Думбадзе в чине генерал-майора распек телеграммой генерал-губернатора всей Финляндии Бекмана, имеющего чин генерал-лейтенанта…
(Факт).

Департаментский курьер Михеев сидел в полутемной передней и читал газету. Во время чтения - иностранные слова пропускал, к петиту относился с нескрываемым пренебрежением, а из объявлений просматривал только такие, где писалось о колясках, так как сам Михеев до курьерства служил в извозчиках. Вольнонаемный писец Бутылкин вбежал в переднюю, сбросил калоши и, спустив с одного плеча пальто, внушительно сказал. - Брось газету! Возьми и повесь!

Михеев солидно взглянул поверх газеты на чиновника и громко проворчал:

- Ты чего расскакался, сорока! Много тут вашего брата, чинодралов, ходит. И что это за народ такой охальный пошел… Никакого до сторожов уважения нет.

- Как ты смеешь мне это говорить?! - вспыхнул Бутылкин.

- А что же вы за птица такая, - пожал плечами Михеев. - Видали мы вашего брата! Проходи, пока по затылку не попало… Скорпиен тупоухий!

Бутылкин потупил глаза, пробормотал какое-то извинение и, повесив на вешалку пальто, на цыпочках прошел мимо курьера Михеева. Когда писец Бутылкин сел за стол, к нему подошел столоначальник Седалищев и положил на стол пачку бумаг.

- Вот, перепиши, братец.

- Много вас тут найдется братцев, - недовольно сказал Бутылкин.

- Что т-такое? - поднял брови столоначальник.

- Да то и такое! - Какой я вам братец! У меня отец был обер-офицер, а ваш отец кто был? Жулик какой-нибудь! Вас когда не подтянешь, так вы на голову готовы сесть! Благодарите Бога, что у меня настроение хорошее… А то бы я вас так разнес, что до зеленых веников помнили бы! Буржуй паршивый!

- Но… - робко начал столоначальник.

- Без всяких но! Уходите вы от меня, пока я вас по третьему пункту не выгнал. На первый раз объявляю выговор, а если подобное безобразие повторится, - без церемонии со службы вышвырну. Ступайте на свое место.

Столоначальник Седалищев тихонько вздохнул и молча, поплелся на свое место.

- Вас его превосходительство, господин директор к себе в кабинет требуют, - доложили столоначальнику Седалищеву, после того, как он немного успокоился от разноса Бутылкина.

Седалищев нервно встал, уронил стул на пол и, взъерошив волосы, отправился в кабинет директора.

- Звали? - спросил он, садясь на письменный стол, за которым сидел его превосходительство. - Дайте-ка папироску.

- Прежде всего нужно сказать "здравствуйте" - сухо сказал директор.

- Прежде всего - перебил его Седалищев, сплевывая в директорскую чернильницу, - прошу без выговоров! И потом, что это у вас за идиотская привычка, беспокоить меня и звать к себе! Если вам что-нибудь надо, можете сами придти и спросить!

- Но… я думал… - начал директор.

- Нужно, молодой человек, - обрезал Седалищев, - думать головой, а не другим каким-нибудь органом! Вы мне действуете на нервы своими оправданиями! Я не потерплю, чтобы у меня на службе были директора департаментов, которые сапоги шьют, вместо служебных занятий!! Не нравится - пожалуйста! На ваше место других найдем, сколько угодно! Шш-то-с?! Вы, кажется, забываете, что вы еще генерал, а я уже коллежский советник! Шш-то-с?! Прошу молчать!

Седалищев бросил на директора уничтожающий взгляд и, хлопнув дверью, ушел.

Директор остался один.

Ему было больно и обидно, что его распекли, как мальчишку, но, в то же время, он чувствовал свое бессилие.

- Проклятый вертун! - прошептал он. - Эх! Если бы ты был директором, а я столоначальником… Показал бы я тебе.

Он долго шагал по кабинету, не зная, на ком сорвать накопившуюся злость и обиду.

Потом, вспомнив о министре, облегченно потер Руки, сел за стол, и, почти не думая, написал письмо:

- "Его высокопревосходительству, господину министру!.. Послушайте, милостивый государь… Если вы хотите работать - то работайте, а даром получать министерское жалованье - это извините-с! Я этого не позволю! Вас если не подтягивать, вы совершенно распуститесь… Чтоб этого у меня не было".

И на душе директора сделалось легче.

Он подписался, вложил письмо в конверт и отправил министру…
 
* * *
Ты читал(а) произведения Аркадия Аверченко. Его творчество давно стало классикой сатиры и юмора.
А. Аверченко - писатель сатирик юморист, редактор журнала Сатирикон.
В нашу подборку сочинений А. Аверченко вошли произведения из сборника: "Сорные травы" (1914). Сатирическая книга "Сорные травы", выпущена под псевдонимом Фома Опискин в 1914 г. Рассказы и сатирические фельетоны, вошедшие в подборку, не утратили своей актуальности и представляют интерес для современного читателя.
На страницах сайта собраны, все рассказы и произведения из творчества Аркадия Аверченко (читай содержание слева)
Ты всегда можешь читать Аверченко и других классиков сатиры и юмора онлайн.

Спасибо за чтение!

.................................
© Copyright: Аверченко Аркадий

 


 

   

 
  Читать Аркадия Аверченко сатира онлайн : arkadiy averchenko.