на главную
 содержание:
 
Для выздоравливающих
Три визита
Зеркальная душа
Сильные и слабые
Ложное самолюбие
Слепцы
Волчья шуба
Экономия
Мотыльки на свечке
По велению сердца
Опора порядка
Волга
Роскошная жизнь
Святые души
Скептик
Участок
Ничтожная личность
Фабрикант
Алло
Равновесие
Призраки любви
Юмор для дураков
Мопассан

Мексиканец
Женщина в ресторане
Сила красноречия
Экзаменационная
Встреча
Дебютанты
О шпаргалке
Смерть охотника
Смерч
Чёрные дни
Один город
Весёлый старик
Мать
Что им нужно
С корнем
Витязи
Быт
Под лучом смысла
 
История болезни
Русская история
Робинзоны
Бедствие
Невозможное
Путаница
Американцы
Проклятье
Воспоминания о Чехове
Неизлечимые
Без почвы
Мозаика
Четверо
Лекарство
Ложь
Поэт
Лентяй
Специалист
Двойник
Два мира
Еврейский анекдот
Нервы
Большое сердце
Апостол
Душевная драма
Рыцарь индустрии
Страшный человек
Загадка природы
Тайна
Дружба
Граф Калиостро
Незаметный подвиг
Сухая масленица
Магнит
Жена
Два преступления
В зеленой комнате
Анекдоты из жизни
Вино
Аргонавты
Аверченко биография
   
Дебютант
Сплетня
Измена
Друг
Новоселье
Первый дебют
Пьяный
Настоящие парни
Солидное предприятие
В ресторане
Виньетки
Дуэль
Наследственность
Двуличный мальчишка
Чад
Язык
Горничная
Я и мой дядя
Дураки
Мокрица
Граждане
Революционер
Животное
Призвание
Новая история
Сатириконцы
       
классика юмор сатира:

 
хармс  рассказы 10
хармс  рассказы 20
хармс  рассказы 30
хармс  рассказы 40
хармс  рассказы 50
хармс  рассказы 60
хармс  рассказы 70
хармс  рассказы 80
хармс  рассказы 90
хармс  рассказы100
хармс  анекдоты
вся проза хармса:
 1      3    4

 
рассказы Зощенко:
 20   40   60   80  100
 
120  140  160  180  200
 
220  240  260  280  300
 
320  340  360  380  400

     
АВЕРЧЕНКО  рассказы
ТЭФФИ      рассказы
ДОРОШЕВИЧ  рассказы
С ЧЁРНЫЙ   рассказы
Д ХАРМС    сборник1
Д ХАРМС    сборник2
ЗОЩЕНКО    сборник
 
Сатирикон история 1
Сатирикон история 2
 
О ГЕНРИ  рассказы 1
О ГЕНРИ  рассказы 2
О ГЕНРИ  рассказы 3
О ГЕНРИ  рассказы 4
О ГЕНРИ  рассказы 5
   
А ЧЕХОВ  рассказы 1
А ЧЕХОВ  рассказы 2
А ЧЕХОВ  рассказы 3
А ЧЕХОВ  рассказы 4
     
сборник рассказов 1
сборник рассказов 2
сборник рассказов 3
сборник рассказов 4
сборник рассказов 5
сборник рассказов 6
 
М Зощенко  детям
Д Хармс    детям
С Чёрный   детям
рассказы детям 1
рассказы детям 2
      

Аверченко Аркадий рассказы: Мексиканец. Наслаждение жизнью. Одиннадцать слонов 

 
 тексты рассказов из сборника "О хороших, в сущности, людях" (1914)
 
Мексиканец

На скамье городского сада, осеняемая прозрачной тенью липовых листьев, сидела красивая женщина.

Проходя мимо, я повернул голову, увидел красавицу и остановился.

Вслед затем сделал вид, что внезапно смертельная усталость овладела мною. Еле дотащился до скамейки и уселся рядом с красавицей.

Решил: придерусь к чему-нибудь, заговорю и познакомлюсь.

Её чистый профиль кротко и нежно рисовался на зелени кустов. Полуопущенные глаза лениво скользили по носку маленькой туфли.

Я вобрал в себя как можно больше воздуху и сказал скороговоркой:

- Не понимаю я этих мексиканцев!.. Из-за чего, спрашивается, воюют, революции устраивают, свергают старых президентов, выбирают новых? Кровь льется рекой - для чего всё это? По-моему, всякий гражданин имеет право требовать для себя спокойной жизни. А? Как вы думаете?

Её чистый, ничем не возмущенный взор заскользил по дорожкам.

Мы помолчали.

- И почти каждый день у них резня, которой "старожилы не запомнят".

Она молчала.

- А что такое, в сущности, старожилы? Старожилами сразу не делаются, не правда ли? Старожилами делаются постепенно.

Ничто не изменилось в лиц её.

"Кремень, - подумал я. - Ничем ее не расшевелишь".

Подняв глаза к небу, я сказал мечтательно:

- Где-то теперь моя дорогая мама? Что-то она делает сейчас? Вспоминает ли обо мне? Вам сигара не помешает?

Очевидно, у неё была привычка отвечать только на прямо, в упор поставленные вопросы.

- Нет, - уронила она, снова замкнув свой розовый ротик.

- Мне бы тоже не помешала хорошая сигара, да я, отправляясь сюда, забыл купить. Что мне делать с моей памятью, прямо-таки не знаю. Хоть плачь!.. Ей-Богу. Скажите, это липа?

- Липа.

- Merci. Ботаника - моя страсть. Тоже и зоология. Наука как-то… укрепляет, не правда ли?

Казалось, она дремала.

- Что-то мне из Москвы перестали писать, - пожаловался я. - Это ужасно, когда не пишут. Вы по думайте: три месяца хоть бы слово! Ни-ни. Ни звука. Каково? Вы сами москвичка?

Она медленно, плавно, повернула ко мне порозовевшее лицо.

- Послушайте!! Меня не то возмущает в вас, что вы самым наглым образом заговариваете с одинокой женщиной. Это обычное явление. Но то меня возмущает, что вы возвели этот спорт в ежедневное обычное занятие и, вероятно, сейчас же забываете об объектах вашей разговорчивости. Что за гнусная небрежность! Неужели вы забыли, что мы уже знакомы?! Три месяца тому назад вы пристали ко мне в вагоне трамвая, и я была так малодушна, что познакомилась с вами. Вы еще провожали меня… И теперь вы, выбросив всё из головы, заводите эту отвратительную канитель снова?!

Я вскочил, почтительно обнажил голову и сказал:

- Я очень рад, что и вы вспомнили меня… Признаться, я сейчас поступил так невежливо потому, что боялся…

- Чего? - спросила она мрачно.

- Что вы совершенно выкинули меня из головы. А чтобы я забыл?! Помилуйте, разве можно забыть эти чудные мгновения? Помню еще, как вы сидели в вагон с правой стороны…

- С левой.

- Ну да - с левой стороны по ходу вагона и с правой, если считать против хода. Вы еще были в шляпе, верно?

- Пожалуй…

- Ну, конечно. Еще, помните, кондуктор, когда получал деньги, то кричал: "Yет местов, нет местов". Помню, еще дал он нам по билетику - вам и мне… Да… Вам и мне.

Иссякнув, я обернулся к ней и ждал её реплики.

 - Вот что, - сказала она, поднимаясь, забирая зонтик и книгу. - Хотя глупость и дар богов, но, видно, к вам боги отнеслись особенно внимательно, особенно щедро. Слушайте - вы! Ни в каком трамвае мы с вами не знакомились - я вас вижу впервые в жизни. Я только хотела убедиться - помните ли вы все эти ваши случайные встречи, мимолетные знакомства и интрижки. Оказывается, у вас их так много (целая фабрика!), что вы уже об отдельных людях и не помните… Какой позор! Я уйду, а вы пока посидите тут, пораздумайте о нелепой судьбе Мексики, а также и о своей судьбе - еще более нелепой. Прощайте… мексиканец!

Она ушла…

Я посидел еще немного, потом встал, засвистал и побрел к следующей скамейке, на которой сидела дама в черной шляпе.

Устало опустился на скамейку и сказал:

- Есть люди, которые до сих пор верят в оккультные науки. Я этого увлечения не разделяю. Конечно, вы мне возразите, что присутствие тайных сил в природе отрицать нельзя. Однако, спрошу я вас, по чему медиумы попадались в целом ряде мошенничеств? Если такая сила существует - для чего это нужно? Конечно, вы мне ответите, что…

Наслаждение жизнью

I

Скупость - одно, а бережливость - совсем другое: насколько мы все относимся с брезгливостью и презрением к скупому человеку, настолько мы обязаны относиться с уважением к человеку бережливому, к человеку, который не повесится из-за копейки, но и не швырнет ни за что даром, куда попало, лишний рубль.

Именно о таком человеке, о студенте ветеринарного института, неизвестном мне по фамилии - и расскажу я.

Зайдя, однажды, жарким днем в прохладную полутемную пивную, я сел за угловой столик и потребовал себе пива.

Кроме меня, в пивной сидели за целой батареей бутылок два студента: ветеринар - бережливый и универсант - простой, обыкновенный, безличный.

Вели они такой разговор:

- А вот - ты не разобьешь еще один бокал, - говорил безличный студент, улыбаясь с самым провокаторским видом. - Ни за что не разобьешь…

- Я? Не разобью?

- Конечно, не разобьешь. Где тебе!..

- А как же я первый стакан разбил?…

- Ну, первый ты разбил нечаянно… Это что! Это всякий может разбить. А ты специально разбей.

Ветеринар с минуту подумал.

- Нешто разбить? Постой… Эй, человек!

Бледный, тупой слуга, с окаменевшим от скуки и бессонницы лицом, приблизился…

- Послушай, человек… Сколько вы берете за стакан, если его разбить?

- Десять копеек.

- Только-то?! Господи! А я думал, полтинник или еще больше. Да за эти деньги я могу хоть шесть стаканов разбить…

На стол стояли четыре стакана, до половины наполненные темным и светлым пивом.

- Эх! - сказал ветеринар. - Позволить себе, что ли?

И легким движением руки сбросил стаканы на пол.

- Сорок копеек, - автоматично отметил слуга.

- Чёрт с ним, - залихватски сказал ветеринар. - Плачивали и побольше. Люблю кутнуть!

Потом в голову ему пришла какая-то другая мысль.

- Эй, человек! А пустую бутылку если разбить - сколько стоит?

- Пять копеек-с.

Ветеринар приятно изумился:

- Смотри, как странно: маленький стакан - гривенник, большая бутылка - пятак.

- А вот ты не разобьешь сразу шесть бутылок, - усмехнулся безличный студент.

- Я? Не разобью?…

- Конечно. Где тебе!

- Шесть бутылок? Плохо ж ты меня знаешь! Эх-ма!

Со звоном, треском и лязгом полетели бутылки на пол.

Хозяин вышел из-за стойки и упрекнул:

- Нельзя, господа студенты, безобразить. Что же это такое - посуду бить!..

- Вы не бойтесь, мы заплатим, - успокоительно сказал ветеринар.

- Я не к тому, а вот посетителю, может быть, беспокойно.

Я пожал плечами:

- Мне всё равно.

- Мерси, - общительно обратился ко мне студент. - Вы подумайте, какая дешевка: гривенник за бокал!

- Да, - подтвердил его товарищ. - Хоть целый день бей.

- В дорогом ресторане не очень-то разойдешься, - сказал ветеринар с видом экономной хозяйки, страдающей от дороговизны продуктов для стряпни. - Дерут там, наверное, семь шкур. Хм!.. А тут - гривенник.

Он повертел в руках стакан, подробно осмотрел его и бросил на пол.

- Во французском ресторане за бокал с вас рупь возьмут, - отозвался из-за стойки хозяин.

- Подумайте, а? А тут за эти деньги десять раз бить можно. Брось, Миша, свой стакан… Чего там! В кои веки разойдешься… Вот так… Молодец. Человек! Еще полдесяточка.

Нельзя сказать, чтобы у амфитриона был вид беззаботного пьяного кутилы, безрассудно крушащего всё на своем пути. Было заметно, что он не выходил из бюджета, доставляя себе и своему другу только ту порцию удовольствия, которую позволяли средства.

- Человек! сколько за посуду?

- Девяносто копеек.

- Вот тебе - видишь, Миша! А ты говорил: "пойдешь в ресторан". Там бы с нас содрали… Хо хо! А тут… Девяносто? Получай рубль. Постой… Дай-ка еще стакан… Ну, вот. Теперь сдачи не надо. Ровно рубль.

Довольный, он откинулся на спинку стула и с благодушным видом стал осматривать комнату.

II

Пошептавшись с товарищем, ветеринар встал, подошел к стойке и спросил хозяина:

- Сколько этот увражик стоит?

"Увражиком" он назвал гипсового раскрашенного негра высотой в аршин, стоявшего на стойке и держав шагов руках какую-то корзину.

- Это-с? Четыре рубля.

- Да что вы! В уме ли? За такую чепуху - четыре рубля!

- Помилуйте - настоящий негр.

- Какой он там настоящий!.. Тут, я думаю, матерьялу не больше, чем на целковый…

- А работа-с? Не цените?

- Ну, и работа - целковый. Предовольно с вас будет два рублика. Хотите?

- Не могу-с. Обратите внимание на глаза - белки то… вво! Матерьял? Настоящий гипс!

- Ну - два с полтиной. Никто вам за него больше не даст. Негритишка-то подержанный.

- Помилуйте, это и ценится: старинная вещь - третий год стоить. Обратите внимание на фартук - настоящего голубого цвета.

- Вы отвлекаетесь, хозяин. Хотите три рубля? Больше - ни гроша не дам. Миша, как ты думаешь?

- Конечно, уступите, - отозвался Миша. - Чего там! Другого купите, лучше этого.

- Ну, знаете что, - сказал хозяин. - Ладно. Три с полтиной - забирайте.

- За этого негра?! - фальшиво удивился ветеринар. - Ну, знаете ли. Еще вопрос - настоящий ли это гипс?!.. Вы бы еще пять рублей запросили… ха ха! Берете три? А то и не надо - в другом месте дешевле уступят.

- Да накиньте хоть двугривенный, - простонал корыстолюбивый хозяин.

- Позвольте-ка, я его еще осмотрю. Гм! Ну, ладно. Куда ни шел еще двугривенный. Верно, Миша?

- Верно.

- Значить - три двадцать?

- Три двадцать.

- Эх-ма! - дико вскричал ветеринар, поднимая над головой негра. - Кутить, так кутить. Урра!

Он хватил негра об пол, оттолкнул ногой подкатившуюся к нему гипсовую голову и вынул из кармана кошелек.

- Дайте с пяти рублей сдачи.

Потом он расплачивался со слугой за пиво.

- Сколько?

- Два с полтиной.

Он повертел в руках трехрублевую бумажку и наклонился к товарищу:

- Я думаю, ему за два с полтиной - полтинник на чай - много?

- Много, - кивнул головой товарищ. - Нужно десять процентов.

- Верно. Постой… (опустив голову, он погрузился в какие-то расчеты). Ну, вот!

Он смел рукой на пол два стакана, бутылку и от дал слуге три рубля.

- Теперь правильно и сдачи не надо. Пойдем, Миша.

И они ушли оба, напялив на лохматая головы фуражки - тот, что казался безличным, - универсант Миша, и ветеринар - бережливый, хозяйственный человек, рассчитывающий каждый грош.

Одиннадцать слонов

I

Схватив меня за руку, Стряпухин быстро спросил:

- В котором ухе звенит? Ну! Ну! Скорее!!

- У кого звенит в ухе? - удивился я.

- Да у меня! Ах ты. Господи! У меня же!! Скорее! Говори!

Я прислушался.

- В котором? Что-то я не слышу… А ты сам сразу не можешь разобрать?

- Да ты угадай, понимаешь? Угадай! Какой ты бестолковый!..

- Да угадать-то не трудно, - согласился я. - Если бы ушей было много ну, тогда другое дело… А то два уха - это пустяки. Левое, что ли?

- Верно, молодец!

Я самодовольно улыбнулся.

- Еще бы! Я могу это - и вообще… многое другое… А зачем тебе нужно было, чтобы я угадал?..

- А как же! Такая примета есть… Я что-то задумал. Если ты угадал, значит, исполнится.

- А что ты задумал?

- Нельзя сказать. Если скажу - оно не исполнится.

- Откуда ты знаешь?

- Такая примета есть.

- Ну, тогда прощай, - проворчал я, немного обиженный. - Пойду домой.

- Уже уходишь? Да который теперь час?

- Не могу сказать, - упрямо ухмыльнулся я.

- Почему?

- Такая примета есть.

Его лицо выразило беспокойство.

- Неужели есть такая примета?

- Еще бы… Самая верная. Несчастье приносит.

- А ты знаешь, я ведь часто отвечал на вопрос: "Который час?"

- Ну вот, - улыбнулся я зловеще. - И пеняй сам на себя. Обязательно это к худу.

Он призадумался:

- Постой, постой… И верно ведь! Вчера у меня шапку украли в театре.

- Каракулевую? - спросил я.

- Нет, котиковую.

- Ну, тогда это ничего.

- А что?

- Примета такая есть. Пропажа котиковой шапки - в доме радость.

Он даже не спросил: в чьем доме радость - в его или воровском. Просиял.

 - Я тоже с тобой выйду. Прислуга побежала за ворота - дай я тебе пальто подержу.

Я натянул с его помощью пальто, а когда он снял с вешалки свое, я сказал:

- Ты прости, но я тебе тем же услужить не могу.

- Почему?

- Такая примета есть: если гость хозяину пальто подает - в доме умереть должны.

Стряпухин отскочил от меня и наскоро натянул в углу сам на себя пальто.

Когда мы шагали по улице, он задумчиво сказал:

- Да, приметы есть удивительные. Есть счастливые, есть несчастливые. Но на днях я узнал удивительную штуку, которая приносит счастье и застраховывает от всяких неудач.

- Это еще что?

- Слоны. Одиннадцать слонов. Нужно купить одиннадцать штук от самого большого до самого маленького и держать их в доме. Поразительная примета.

- Что ж ты, уже купил их?

- Девять штук. Двух еще нет. Самых больших. Да они дорогие, большие-то. Рублей по тридцати… Кстати, ты не можешь одолжить мне пятьдесят рублей? Я бы завтра комплект уже имел.

- Что ты! Разве можно одалживать деньги в пятницу?! Есть такая приме…

- Да сегодня разве пятница? Нынче ведь четверг, - возразил он.

Сначала я растерялся, а потом улыбнулся с видом превосходства.

- Я знаю, что четверг. Но ведь четверг - это у нас?

- Ну да.

- А в Индии-то что теперь? Пятница!

- Пятница, - машинально подтвердил он, приоткрыв от недоумения рот.

- Ну вот. А слоны-то ведь индийские?

- Какие слоны?

- Да которых ты собираешься покупать!

- Предположим.

- То-то и оно. Как же можно в пятницу деньга давать взаймы? Несчастье… Страшная примета есть.

Он замолчал.

II

Стряпухин исчез на долгое время. Но однажды пришел ко мне расстроенный, с явными признаками на лице и в костюме целого ряда жизненных неудач.

- Эге, - сочувственно встретил я его. - Твои дела, вижу, неважные. Как поживаешь?

- Да, брат, плохо… У жены чахотка.

- Гнусная вещь, - согласился я. - Впрочем, вези ее на юг. Теперь это легко поправить можно.

- Да откуда же я денег-то возьму?

- А у жены-то были ведь деньги… я знаю… Несколько тысчонок.

- Были да сплыли. На бирже проиграл.

- Эх, ты, Фалалей! Ну, на службе возьми аванс.

- Хватился! Со службы уволили. За биржевую игру. Вы, говорят, еще наши деньги проиграете, казенные.

- Однако! А что же твой дядя какой-то? Помнишь, ты говорил: собирался умереть и тебе дом оставить.

- Да и умер. Только не тот дядя, а другой. Вдовец с двумя детьми. Детей мне оставил… Прямо беда!

- Так ты бы продал что-нибудь из обстановки… У тебя ведь обстановка хорошая, я помню, была…

Он тоскливым взглядом посмотрел на меня.

- Продано, брат. Почти все. Кроме слонов.

- Каких слонов? - удивился я.

- Да тех, что я, помнишь, говорил.

- А они дорогие?

- Рублей полтораста…

- Так ты бы их и пустил в оборот. Это ведь жене месяц жизни в Крыму.

Стряпухин откинулся назад и всплеснул руками:

- Что ты! Как же я могу их продать, когда они приносят счастье!

III

Я долго прохаживался по кабинету, бормоча себе под нос всякие рассуждения.

Остановился перед Стряпухиным и сказал:

- Дурак ты, дурак, братец!

- Почему?

- Такая примета есть.

Он бледно, насильственно улыбнулся.

- Вот ты теперь уже и ругаешься. Ругаться-то легко.

- И ругаюсь! Обрати внимание: не было у тебя этих слонов - жена была здорова, деньги в банке лежали и служба была. Появились слоны, которые, ты говорил, счастье приносят, - и что же!

- А ведь верно! - охнул он, побледнев. - Я совсем не обратил на это внимания… Действительно… Знаешь, тут есть какой-то секрет. Может быть, не одиннадцать слонов нужно, а какое-нибудь другое количество?

Я кивнул головой.

- Весьма возможно… И может быть, нужно было не слонов покупать, а каких-нибудь верблюдов или зайцев.

- А в самом деле! - ахнул он, приоткрыв по своей привычке от изумления рот.

- И может быть, не покупать их, а украсть нужно было…

- Да, да!..

- …и держать не в доме, а в погребе.

Оба мы замолчали. Он поднял опущенную голову и несмело спросил:

- Ну, как ты думаешь - верблюда или зайца?

Я пожал плечами.

- Конечно, верблюда.

- Почему?

- Примета такая есть.

- А сколько их надо?..

- Тридцать восемь штук.

- Ого! - с оттенком уважения в голосе пробормотал Стряпухин. - Вот это число! Что же их… покупать нужно?

- Украсть! Только украсть! И держать в погребе на бочке с огурцами. Такая примета есть.

Он внимательно разглядывал выражение лица моего, и в глазах его я прочел легкое колебание.

- Что это ты?.. - робко заметил он. - Не то говоришь серьезно… не то насмехаешься надо мной.

Я горячо воскликнул:

- Что ты, что ты! Я говорю совершенно серьезно. Слоны ведь тебе не помогли, а? Одиннадцать слонов мал мала меньше. Ведь не помогли? Так?

- Не помогли, - вздохнул он.

- Ну вот! Попробуем верблюдов. Тридцать восемь верблюдов! Не купим их, а стащим в магазине: это и дешевле и практичнее. Поставим в погреб и посмотрим - не повернется ли фортуна к тебе лицом? Если все будет по-прежнему плохо - верблюдов к черту, купим лисиц или лягушек, индийских болванчиков, крокодилов, черта, дьявола лысого купим! Попробуем покупать по семнадцать, по тридцать три, по шестьдесят штук, будем держать их под полом, на крыше, в печной трубе - все испробуем, все испытаем!! Как только тебе повезет - стоп! Вот, значит, скажем мы, это и есть настоящая примета!

- Да ты это… серьезно?

- А то как же, братец? Слоны твои провалились - нужно искать других путей. Какой-то немец-профессор сделал свыше девятисот комбинаций лекарства, пока не наткнулся на настоящую. У нас будет девять тысяч комбинаций - но ничего! Ведь он открывал только новое лекарство, а мы ищем секрет счастья… Разрешить проблему счастья - какая это великая миссия!!

- Да ведь этак всю жизнь провозишься…

- А ты что же думал? И провозишься.

Он устало опустил голову.

- Боже, как все это неопределенно… А может быть, вся штука в том, что слонов нужно не одиннадцать, а двенадцать. Прикупим еще одного…

- Может быть! Жаль, что это не ослы. Если бы ты имел одиннадцать ослов, то двенадцатого и прикупать бы не стоило.

С видом человека, окончательно запутавшегося в сложной тине жизни, он поднял на меня глаза:

- Почему?

IV

Уходя, он небрежно спросил, боясь выказать интерес к ответу и вызвать тем новые мои насмешки:

- Сколько, ты сказал, верблюдов?

- Тридцать восемь, - ехидно улыбнулся я. - Думаешь купить?

- Нет, не то. А вот нужно бы запомнить цифру тридцать восемь. Буду нынче в клубе, возьму карту лото с этой цифрой.

- Ага! Ты и этим занимаешься? Что же, везет?

- Пока нет.

И в глазах его светилось отчаяние.

- Почему? - допрашивал я безжалостно. - На какую, например, цифру ты вчера брал карту?

- Восемьдесят шесть. Счастливое число. Мой кузен Гриша на эту цифру в лотерею корову выиграл.

- Значит, и ты выиграл?!!

- Нет, - робко прошептал он, запуганный моим криком, моими оскорблениями, моей иронией.

Я схватил его за шиворот.

- Так как же ты, каналья, находишь это число счастливым?!

- Постой… Пусти! Я бы, может быть, и выиграл, а только, уходя из дому, забыл ключ и с дороги вернулся. А это считается очень нехорошо. Примета…

* * *

Рассказанную мною правдивую историю я считаю очень нравоучительной.

Тем не менее я уверен, что среди моих читателей найдется пара-другая людей, которые запомнят цифры 38 и 86.

И подумают они: "Что ты там себе ни говори, а мы на эти цифры возьмем карточку и сыграем в лото".

Так и быть, сообщу я для них еще одну, самую верную счастливую цифру: пятьдесят девять.

Играйте на нее… Замечательная цифра.

А проиграете, - значит, покойника встретили или кошка дорогу перебежала.

Так вам и надо! Мне все равно вас не жаль. 
 
* * *
Ты читал(а) рассказы Аркадия Аверченко из сборника О хороших, в сущности, людях.
В основном Аверченко писал в жанре сатиры и юмора.
 Много лет прошло, а мы продолжаем улыбаться, когда читаем смешные и остроумные рассказы Аверченко.
Аркадий Аверченко - писатель, редактор журнала Сатирикон; в творчестве ему было подвластно все: от иронии до сатиры и сарказма, от юмористических историй до политических памфлетов.
На наших страницах собраны, все рассказы и произведения Аркадия Аверченко (содержание слева), тексты которых ты всегда можешь читать онлайн.

Спасибо за чтение!

.................................
© Copyright: Аверченко Аркадий

 


 

   

 
  Читать рассказы и произведения Аркадия Аверченко онлайн - классика юмора сатиры: arkadiy t averchenko.