на главную
 содержание:
 
Для выздоравливающих
Три визита
Зеркальная душа
Сильные и слабые
Ложное самолюбие
Слепцы
Волчья шуба
Экономия
Мотыльки на свечке
По велению сердца
Опора порядка
Волга
Роскошная жизнь
Святые души
Скептик
Участок
Ничтожная личность
Фабрикант
Алло
Равновесие
Призраки любви
Юмор для дураков
Мопассан

Мексиканец
Женщина в ресторане
Сила красноречия
Экзаменационная
Новогодний тост
Дебютанты
О шпаргалке
Смерть охотника
Смерч
Чёрные дни
Один город
Весёлый старик
Мать
Что им нужно
С корнем
Витязи
Быт
Под лучом смысла
 
История болезни
Русская история
Робинзоны
Бедствие
Невозможное
Путаница
Американцы
Проклятье
Воспоминания о Чехове
Неизлечимые
Без почвы
Мозаика
Четверо
Лекарство
Ложь
Поэт
Лентяй
Специалист
Двойник
Два мира
Еврейский анекдот
Нервы
Большое сердце
Апостол
Душевная драма
Рыцарь индустрии
Страшный человек
Загадка природы
Тайна
Дружба
Граф Калиостро
Незаметный подвиг
Сухая масленица
Магнит
Жена
Два преступления
В зеленой комнате
Анекдоты из жизни
Вино
Аргонавты
Аверченко биография
   
Дебютант
Сплетня
Измена
Друг
Новоселье
Первый дебют
Пьяный
Настоящие парни
Солидное предприятие
В ресторане
Виньетки
Дуэль
Наследственность
Двуличный мальчишка
Чад
Язык
Горничная
Я и мой дядя
Дураки
Мокрица
Граждане
Революционер
Животное
Призвание
Новая история
Сатириконцы
       
классика юмор сатира:

 
хармс  рассказы 10
хармс  рассказы 20
хармс  рассказы 30
хармс  рассказы 40
хармс  рассказы 50
хармс  рассказы 60
хармс  рассказы 70
хармс  рассказы 80
хармс  рассказы 90
хармс  рассказы100
хармс  анекдоты
вся проза хармса:
 1      3    4

 
рассказы Зощенко:
 20   40   60   80  100
 
120  140  160  180  200
 
220  240  260  280  300
 
320  340  360  380  400

     
АВЕРЧЕНКО  рассказы
ТЭФФИ      рассказы
ДОРОШЕВИЧ  рассказы
С ЧЁРНЫЙ   рассказы
Д ХАРМС    сборник1
Д ХАРМС    сборник2
ЗОЩЕНКО    сборник
 
Сатирикон история 1
Сатирикон история 2
 
О ГЕНРИ  рассказы 1
О ГЕНРИ  рассказы 2
О ГЕНРИ  рассказы 3
О ГЕНРИ  рассказы 4
О ГЕНРИ  рассказы 5
   
А ЧЕХОВ  рассказы 1
А ЧЕХОВ  рассказы 2
А ЧЕХОВ  рассказы 3
А ЧЕХОВ  рассказы 4
     
сборник рассказов 1
сборник рассказов 2
сборник рассказов 3
сборник рассказов 4
сборник рассказов 5
сборник рассказов 6
 
М Зощенко  детям
Д Хармс    детям
С Чёрный   детям
рассказы детям 1
рассказы детям 2
      

Аверченко Аркадий рассказы: Витязи. Горе профессионала 

 
 тексты рассказов из "юмористической библиотеки Сатирикона" (1914)
 
Витязи

Это было как раз на другой день после выхода из национального всероссийского клуба М. Суворина, А. Столыпина, А. Демьяновича и Ал. Ксюнина.

За столом в одной из комнат клуба сидели оставшиеся члены и, попивая сбитень, мирно беседовали.

- А и тошнехонько же тут, а и скучнехонько же, добрые молодцы, - заметил граф Стенбок.

- Ой, ты гой еси, добрый молодец, - возразил барон Кригс. - Не тяни хоть ты нашу душеньку. Не пригоже тебе тако делати…

Один рыжий националист вздохнул и сказал:

- О, это, гой еси, по та пришина, что русский шеловек глюп! Немецки шеловек устроил бы бир-галле мит кегельбан, и было бы карашо.

- Тощища, гой, еси. А что, добры молодцы, может, телеграмму приветственную Плевицкой спослать?

- А по какому случаю? Вчера ведь посылали.

- Да так послать. А то что ж так сидеть-то?

- Не гоже говоришь ты, детинушка. Просто надо бы концерт какой-нибудь устроить.

- Нужно говорить не концерт, а посиделки.

- Добро! А ежели с танцами, то как!

- С хороводом, значит, гой еси.

- О, боже ж, как тошнехонько!

В это время в комнату вошел новый националист.

- Здравствуйте, господа! Записался нынче я в ваш союз и в клуб. Принимаете?

Барон Кригс встал, поклонился гостю в пояс и сказал, тряхнув пробором:

- Исполать тебе, добрый молодец.

- Чего-с?

- Говорю: исполать.

Гость удивился.

- Из… чего?

- Исполать, - неуверенно повторил барон Кригс.

- Из каких полать?

- Не из каких. Это слово такое есть… русское… Мы ж националисты.

- Какой черт, русское, - пожал плечами гость. - Это слово греческое… Еще поют "Исполайте деспота!".

- А не русское? Вот тебе раз.

Барон снова поклонился гостю в пояс и сказал:

- А и как же тебя, детинушка, по имени, по изотчеству? Как кликати, детинушка, себя повелишь?

- Какие вы… странные. Меня зовут Семен Яковлевич!

- А и женат ли ты? А и есть ли у тебя жена красна девица - душа, со теми ли со деточками-малодеточками?

- Да, я женат. Гм!.. Что это у вас, господа, такое унылое настроение?

Барон Шлиппенбах покачал головой и сказал:

- А и запала нам в душу кручинушка. Та ли кручинушка, печалушка. Бегут из того ли союза нашего люди ратные и торговые и прочий народ, сочинительствующий, аще скоро ни одному не остатися. Эх, да что там говорить!.. А и могу ли я гостя дорогого посадити за скатерть самобранную и угостити того ли гостя сбитнем нашим русским.

- А и угостите, - согласился гость.

- А и не почествовати ли гостюшку нашего ковшиком браги пенной?

- А и ловко придумано.

- То ли какую марку гость испить повелит?

- То ли брют-америкен.

- Дело! Эй, кравчий! А и тащи же ты сюда вина фряжского, того ли брют-америкену.

Подали шампанского. Когда вино запенилось в деревянных ковшах, барон Вурст встал и сказал:

- Не велите казнить, велите слово молвить!

- Не бойся, не казним! Жарь дальше.

- То не заря в небе разгоралася, то не ратные полки на ворога нехрещенного двинулись! То я, барон Вурст, пью за то, чтобы матушка наша Россия была искони национальной и свято блюла те ли заветы старинные! А и крепка еще матушка наша Россия русским духом! А и подниму я свою ендову, выпью ее единым духом за нашу матушку и скажу то ли слово вещее: канун да ладан…

- То ли дурак ты, братец. При чем тут канун да ладан?.. Раз немец, не суйся говорить. Нетто это к месту?

- Милль пардон! Я что-то, кажется, действительно… А это, знаете, так красиво: канун да ладан! Ma foi!

- Не вели казнить, вели слово молвить, который теперь час?

- А и то ли восемь часов, да еще и с половинушкой.

- Ах, господа! А я еще обещал быть во тереме барона Шуцмана на посиделках. Ужасно трудно соблюдать национальные обычаи.

- И не говорите! - вскричал барон Вурст. - Вчера мы устроили русский обед и по обычаю тому ли русскому - пробовали лаптем щи хлебать. Ужасно неудобно. Капает на брюки, протекает, а капусту из носка лаптя приходится вилкой выковыривать.

- О, русски народ - глюпи шеловек. Ми тоже позавчерась пробовал сделайт искони русски свичай-обичай: лева ногой сморкаться. Эта таки трудни номер.

- Виноват, - возразил новоприбывший националист. - Вы немного напутали. Действительно, у русского народа есть такие выражения, но они имеют частицу отрицания "не". Говорят: "я тоже не левой ногой сморкаюсь", или: "мы не щи хлебаем".

- А, черт возьми, действительно, верно! Какой удар!

Однако ты, гой еси, детинушка, действительно, хорошо знаешь русский свычай-обычай.

- Еще бы! Да вот вы, например, все время твердите, как попугай: гой еси, да гой еси! А вы знаете, что гой - это еврейское слово? Гой по-еврейски значит - христианин?

Из угла вдруг поднялся молчавший до сих пор угрюмый националист.

- А и куда же ты, детинушка, собрался?

- А и ну вас всех к черту. Думал я, что по-русски мы живем и разговариваем по-нашему, по-исконному, а тут тебе и по-греческому, и по-жидовскому, и щи лаптем хлебают, и левой ногой сморкаются… Исполать вам, гой еси, чтоб вы провалились.

- Пойдем и мы, - сказали двое мрачных людей. Вздохнули, потоптались на месте и ушли.

- И хорошо, что ушли, - воскликнул старшина. - Все равно не надежны были. Зато теперь остался самый настоящий националист, крепкий. Ребятушки, чем займемся?

- Да чем же… давайте телеграмму Плевицкой пошлем.

- А и дело говорите. Исполать вам. Пишите. "Ой-ты, гой еси, наша матушка Надежда ли Васильевна! Земно кланяемся твоему истинно национальному дарованию а молчим на мнагая лета тебе на здоровьица на погибель инородцам. Поднимаем ендову самоцветную с брагой той ли шипучей!"

- Подписывайтесь, детинушки! И все расписались:

- Барон Шлиппенбах. Граф Стенбок. То ли барон Вурст. Гой еси барон Кригс. А и тот ли жандармский ротмистр Шпице фон Дракен.

- Все подписались?

- Я не подписался, - застенчиво сказал новопоступивший националист.

- Так подписывайтесь же!

И он застенчиво подписал:

- Семён Яковлевич Хацкелевич, православный.

Горе профессионала

- А вы, видно, опытный путешественник, - заметил я.

- Да… по своей профессии мне приходится носиться чуть ли не по всему земному шару.

Я вопросительно взглянул на своего спутника.

- Да… А какая ваша профессия?

- Я борец. Чемпион мира.

Из деликатности я не удивился. Покачал головой и сказал:

- Ага, вот оно что… Вам в Харькове выходить?

- В Харькове.

- Терпеть не могу этого городишки: уныл, грязен и неблагоустроен. Но народ там живет хороший.

Мы помолчали.

Чемпион мира искоса наблюдал за мной; потом не выдержал и, потрепав меня по плечу, сказал:

- Вы меня удивляете.

- Чем?

- Первый раз такого человека встречаю. Обыкновенно мы, борцы, несчастные люди. Стоит только какому-нибудь новому знакомому узнать о нашей профессии, как этот субъект считает своим долгом пощупать у нас на руках мускулы и потом завести длиннейший разговор о борцах, о физической силе, о каких-то самородных чудесных силачах, ломовиках из народа и о прочем таком. Он думает, что ни о чем другом мы разговаривать не можем. Вспомнит он Фосса, которого он видел пятнадцать лет тому назад, еще раз пощупает мускулы на наших ногах, а потом даст пощупать и свои руки. Дескать, есть ли у него что-нибудь в этом роде? И уж он тянет, тянет скучнейший разговор о вещах, от которых хочешь уйти, которые и так надоели до смерти… Вы, кажется, первый человек, который по-настоящему отнесся ко мне. Остальные же считают каким-то хорошим тоном говорить с человеком о том, что у того и так вот тут сидит.

Он звучно похлопал себя по широкому могучему затылку.

В вагон в это время вошел новый пассажир. Сразу видно было в нем живого, общительного человека. Он опустился около меня на диван, снял шляпу, вытер платком лоб и без обиняков обратился к чемпиону:

- Далеко едете?

- В Харьков.

- Охота вам ехать в эту дыру! Там теперь и делать нечего.

- Ну, как вам сказать, - дело найдется. Положу десятка два на обе лопатки - вот вам и дело.

- Как, вы разве борец?

- Борец.

- Да неужели? Что вы говорите?

- Ей-богу.

- Вот как. То-то я смотрю. Разрешите попробовать мускулы.

- Пожалуйста.

- Ого! Прямо канаты какие-то… А скажите, что борьба не опасна? Говорят ведь, смертью иногда кончается.

- Бывает.

- Кто же у вас в чемпионате?

- Да много народу. Из известных. Пахута, Эмиль де Бен, Папа-Костоцуло, Ильяшенко…

- Скажите, а где теперь Фосс?

- Фосс давно уже на покое.

- Вот был борец, действительно! Ручища невероятная. Ноги, как столбы… А у вас ноги хорошие?

- Ничего, спасибо.

- Разрешите попробовать? Ого! Стальные прямо. А попробуйте-ка у меня руки? Как вы думаете, стоит их развивать?

Общительный незнакомец сжал руку и протянул ее чемпиону.

- Ну, что ж. Кое-что есть.

- Не правда ли? Когда-то я два пуда выжимал. А вот у нас, в Ростове, на пристани, был один грузчик, - это прямо-таки нечто невероятное. Поднимет, шутя, двадцать пудов и бегает.

Чемпион вздохнул и устало спросил:

- Где же он теперь?

- Не знаю. А то у нас, на станции Раздельной, был смазчик, так можете поверить, - стан колес вагонных подымал. Если бы ему пойти куда-нибудь бороться, так он чудес бы наделал!

Очевидно, разговор был исчерпан, так как воцарилось длительное молчание.

Общительный пассажир снова вынул платок, вытер лоб и, промурлыкав какую-то песенку, спросил:

- А где теперь Лурих?

- В Варшаве.

- А Пытлясинский?

- За границей.

- Тэ-з-к-с. Трудно бороться?

- Как кому. Все от тренировки зависит.

- А вот, у моего отца приказчик был, так он вызывал желающих бороться с ним - все боялись. Он сделал в цирке скандал и ушел. Пойти покурить, что ли…

 * * *

Когда общительный пассажир ушел, чемпион подмигнул мне и сказал:

- Видали фрукта? Вот все они такие. Он так может всю дорогу проговорить. Прямо-таки вы первый человек такой особенный.

- Ну, - возразил я, улыбнувшись, - должна же моя профессия научить меня такту, чутью и оригинальности…

- А вы, простите, чем занимаетесь?

- Я - писатель.

- Неужели? Где же вы пишете?

- В журналах, газетах…

- А скажите, когда вы садитесь за стол, то у вас уже есть тема?

- Почти всегда.

- Вот я не понимаю, как это может прийти в голову тема? Кажется, сиди, сиди и век не выдумаешь.

Я пожал плечами:

- Все зависит от тренировки.

- Я один раз тоже написал рассказ. Потерял куда-то. Если найду - пришлю вам прочесть… Ладно?

- Пожалуйста…

- У меня в Лодзи был один знакомый писатель - Коля Вычегодзе. Может быть, знаете?

- Нет, не слыхал.

- Он тоже рассказы, стихи писал. Слушайте… вот скажите ваше мнение: здорово ведь писал Некрасов?

- Да, хорошо.

- Мне тоже нравится. А скажите, правда, что он драл своих крестьян и проигрывал их в карты?

- Ну, это так… сплетни.

- Вы и стихи пишете?

- Нет, не пишу…

- Труднее. Вот этот Коля Вычегодзе и стихи писал.

Чемпион мира замолчал, хлопая себя по руке ремнем от оконной рамы. Я думал, что разговор кончился.

Но чемпион посвистал немного, зевнул, прикрыв рот рукой, и спросил:

- А где сейчас Куприн?

- Не знаю, кажется, за границей.

- Слушайте, а вот Андреев… Что хотел сказать своей Анатемой… Я, собственно, так и не понял.

Я устало взглянул на него. Нехотя промямлил:

- Вещь глубокая, философская…

- Тэ-эк-с, тэ-эк-с. А скажите, Горький что-нибудь теперь пишет? Вот ведь гремел когда-то. Не правда ли?

- Да, - подтвердил я. - Гремел. Они с Фоссом гремели. Слушайте, кстати, правда, что Фосс мог на плечах шестьдесят пудов выдержать?

Чемпион мира сразу осунулся и скучающе пожал плечами.

- Шестьдесят пудов, это можно выдержать.

- Слушайте, а где теперь Абс?

- Умер.

- Неужели? А Лурих где борется?

Чемпион ничего не ответил. Он мрачно встал и принялся укладывать вещи.

Это, вероятно, был первый случай, когда чемпион мира был побежден, был положен на обе лопатки мирным, слабым писателем. 
 
* * *
Ты читал(а) рассказы Аркадия Аверченко из "Дешевой юмористической библиотеки "Сатирикона"" и "Нового Сатирикона" (1910–1914).
В основном Аверченко писал в жанре сатиры и юмора.
 Много лет прошло, а мы продолжаем улыбаться, когда читаем смешные и остроумные рассказы Аверченко.
Аркадий Аверченко - писатель, редактор журнала Сатирикон; в творчестве ему было подвластно все: от иронии до сатиры, от юмористических историй до политических памфлетов.
На наших страницах собраны, все рассказы и произведения Аркадия Аверченко (содержание слева), тексты которых ты всегда можешь читать онлайн.

Спасибо за чтение!

.................................
© Copyright: Аверченко Аркадий

 


 

   

 
  Читать Аркадия Аверченко онлайн - классика иронии юмора сатиры: arkadiy t averchenko.