Хармс и другие сатирики юмористы на сайте для читателей юмора
тексты рассказов фельетонов и одесского юмора разных лет

 .
ГЛАВНАЯ
содержание:
юмор 1970-90 годов
 
Михаил Жванецкий

 
Семен Лившин
 
Александр Кулич
 
Данил Рудый
  
Сергей Осташко
  
Григорий Яблонский
  
пародии подражания
 
говорит Одесса
  
одесские джентльмены
 
Роман Карцев
 
    
рассказы 20-30 годов
Исаак Бабель
Ефим Зозуля
Валентин Катаев
Юрий Олеша
Саша Черный
Ильф и Петров
Ильф и Петров
Илья Ильф
В Жаботинский
А Архангельский
одесские анекдоты

Влас Дорошевич
Дон Аминадо
Ефим Зозуля
Вацлав Воровский
Борис Бобович
Александр Куприн
Аркадий Аверченко
Семен Юшкевич
Тэффи
одесские анекдоты

 
рассказы Хармса
хармс    10
хармс
    20
хармс    30
хармс 
  40
хармс    50
хармс    60
хармс    70
хармс    80
хармс    90
хармс  100
анекдотики

вся проза:
  1       2       3       4 
 
рассказы Зощенко
 20     40     60     80    100
 
120   140   160   180   200
 
220   240   260   280   300
 
320   340   360   380   400
     
рассказы Аверченко
рассказы Тэффи
 
сборник юмора 1
сборник юмора 2
сборник юмора 3
 
ЧЕХОВ рассказы 1
 
ЧЕХОВ рассказы 2
 
ЧЕХОВ рассказы 3
 
ЧЕХОВ рассказы 4


Юмор сатира: рассказ про бабулю

Григорий Яблонский

Дует!
 
На остановке Поросячьи Садки в наш автобус забралась бабуля с мешком – и мы тронулись.

– Дует, – сказала бабуля, осматриваясь.

Прикрыли окна слева. Полного гражданина, утиравшего рукавом высокий лоб, попросили перебазироваться направо. Несколько минут ехали молча.

– Дует, – сказала бабуся, указуя перстом направо.

Закрыли окна справа. Некоторое время гудение мотора перекрывало лишь апоплексическое сопение полного гражданина.

– Дует, – сказала бабушка, замечая вентиляционный люк сверху.

С грохотом захлопнулся люк. На ропот отдельных неуважительных граждан бабуля не обратила никакого внимания, в данный момент она была занята другим.

– Дует, – показала она, дальнозорко примечая единственное чуть приоткрытое оконце в самом хвосте салона, где расположилась на пышущем моторе компания молодых людей.

Молодые люди в хвосте отчаянно сопротивлялись, но после того, как в них был пущен довод, утверждающий, что старость, увы, не радость, но и молодость нынче пошла не бог весть какая почтительная, – после этого молодые люди были сломлены и замолкли с пунцовыми лицами. Атмосфера в салоне накалялась.

– Дует, – отметила бабуся, принюхиваясь по направлению кабины водителя.

Водитель с треском захлопнул свою форточку, наглухо закупорил щиток вентиляции, задраил тряпкой какую-то щель и включил отопление салона вместе с музыкой композитора Бюль-Бюль оглы. Сухой жар успокаивающе подействовал на бабушку, однако что-то ее еще тревожило.

– Дует, – сказала она, подозрительно косясь на багровеющего апоплексического гражданина.

Гражданин перестал сопеть. Ему вылили на голову полбутылки крем-соды. Раздалось шипение – полсалона окутало облако пара. Молодые люди в хвосте сняли с себя все лишнее и, хлопая друг друга по хорошо развитой мускулатуре, попросили поддать. Остальные пассажиры вынуждены были поддаться заразительному примеру. Хмурый дядька в бараньей душегрейке, выпивший на предыдущей остановке бутылку «Спотыкача», внезапно пришел в себя, завопил «Ух ты!» и, вытащив из-за пазухи хозяйственный веник, полез на самую верхнюю полку…

Некоторое время бабуля ехала спокойно, но потом затянула поплотнее мохеровый платок и неодобрительно повела носом туда, где надсадно ревел двигатель:

– Дует!

Водитель протер тряпкой запотевшее лобовое стекло и рванул на себя рычаг, перекрывая жалюзи радиатора…

Через несколько секунд машина взорвалась! Мы лежали на пыльной придорожной траве, жадно вдыхая в себя напоенный цветущей гречихой июльский воздух. Жужжали пчелы. Послышалась сверху трель жаворонка. Тихо засопел снизу апоплексический гражданин.

Бабка голосовала на раскаленном шоссе. Дождавшись очередного автобуса, она потуже завязала мохеровый платок и подала в открывшуюся дверь свой мешок.

Мы проводили взглядами обреченный «Икарус-люкс»…

Мероприятие

По отделам ходил товарищ со списком и собирал заявления о приеме в общество ДОПС и вступительные взносы. Мероприятие проходило нормально. Только Апраксин из седьмого заявил:

– Вступление в это общество есть акт добровольный! Желаю прежде ознакомиться с уставом, а затем уже вступать или не вступать!

– Не вступайте, – тихо ответил товарищ, делая галочку в списке.

Апраксин тут же скис и полез за полтинником…

– Совесть надо иметь, Аркаша! – сказали сослуживцы, когда товарищ вышел.

В соседнем отделе Ольга Константиновна Подуглова, краснея, сказала, что у нее случайно нет с собой полтинника.

– Ничего, как-нибудь в другой раз, – пометил товарищ.

– Зачем же вам беспокоиться? – ахнула сидевшая рядом Зося Ростиславовна Любич. – Я одолжу!

Товарищ, поблагодарив, отсчитал сдачу.

– Вежливый какой… – проводила его глазами Зося Ростиславовна.

Девятнадцатый, молодежный, отдел вступал дружно, весело. Даже чересчур. Например, Миша Сикорский в своем заявлении написал: «Прошу не отказать в моей просьбе».

– Молодой человек, – сказал Мише товарищ, – мы тоже ценим юмор, но в данном случае речь идет не о КВНе.

Под всеобщий смех Миша написал новое заявление, а неудачное по совету товарища уничтожил.

– Законный чудак! – с восторгом сказал Миша, дожевывая бумагу.

– Такого бы шефа!.. – размечталась Ирочка Чувилева, вешая сумочку на кульман.

Последним был сметно-финансовый сектор. Там тарахтели счетные машины и царила подозрительность.

– На прошлой неделе я уже вступил в одно общество, – нездоровым голосом сказал старший экономист Ступакевич. – У меня тут записано: в общество «ДОСУГ»…

– То ДОСУГ, а это ДОПС! – разъяснил товарищ. – Мероприятие добровольное, можете не вступать.

– Почему же… – побледнел Ступакевич. – Сколько с меня?

– Стыдно, Ступакевич, слышать подобные вещи! – заметил, появляясь из своего кабинета, начальник сектора Ашот Рустамович. – Очень стыдно! Примите, товарищ, и мою лепту!

Дальше дверей не было. Товарищ сел в лифт и съехал вниз, где оформил членство старшего вахтера Боженко Кондрата Остаповича по его личному заявлению.

– Извиняюсь, значок будет? – поинтересовался старший вахтер.

– Будет, будет! – пообещал товарищ. Просунув руки в пальто, надев шляпу и галоши, он взял отяжелевший портфель и устало вышел на улицу, на нудный осенний дождь…

– Сколько взял, Федя? – спросил, подходя, другой человек с портфелем.

– 47 рублей 50 копеек. Пять человек в командировке, трое бюллетенят, один ушел в город, будет после обеда.

– Придется еще раз пройти, Федя.

– Не пойду я… – тихо сказал тот, кого называли Федей.

– Пойдешь, Федя. В любом деле важен порядок, система.

– Не могу больше, – задрожал тот, кого называли Федей, – лучше в инженеры пойду!..

– Иди, – сказал другой, – дело добровольное. 

...................................................................................
© Copyright: сатира юмор рассказы проза 

 


 

    

   

 
  Читать тексты с юмором, рассказы миниатюры фельетоны - одесский юмор разных лет, подборка юмористической короткой прозы, сатирических отрывков, ироничных миниатюр, сайт блог для читателей и ценителей разного юмора от Хармса и Зощенко до Жванецкого Карцева и других.